Кто есть кто: Викентий Вейтко (1800-1881)

Wejtko sluck

Викентий Вейтко был крещен в Лепельском костеле 22 февраля 1800 г. Родился в семье дворянина Дисненского уезда Минской губернии Валериана Матвеевича Вейтки, происходящего из рода Вейтак-Вейтко, и Бенедикты Спиридович. После смерти деда отец на сумму денежного наследства купил имение Гвоздово Дисненского уезда, где будущий священнослужитель провел свое детство. В семье было пятеро сыновей: Винцент, Бенедикт, Петр, Юстин и Андрей, среди которых двое стали священниками — Винцент и Юстин. Они получили образование в Полоцкой гимназии, затем — в Минской семинарии. После ее окончания Викентий Вейтко остался в Минске, где одновременно работал в Минском кафедральном соборе, семинарии и Римско-католической консистории, что заставляло его вести очень активную жизнь.

В соборе Викентий Вейтко выполнял обязанности каноника (члена капитула), в том числе помогал епископу во время торжественных служб, сопровождал его в поездках, причащал больных верующих, а в случае смерти — организовывал похороны.

В канцелярии Минской римско-католической консистории он, вероятно, занимал должность канцеляриста. Сфера деятельности этого учреждения охватывала территорию Минской губернии, где проживало значительное количество католиков, поэтому его работа и тут была напряженной.

Кроме того, Викентий Вейтко, как магистр богословия, работал в епархиальной семинарии профессором, что требовало его ежедневного присутствия в учебном заведении. Конечно, такая напряженность труда не могла не сказаться на состоянии здоровья и в 1835-1836 гг. среди материалов консистории появляются сведения о его душевном состоянии.

К тому же достигнув высокого положения среди католического духовенства в молодом возрасте, под влиянием эмоционального характера, семейных проблем (затянувшийся процесс подтверждения дворянского происхождения своей семьи и пр.), событий на социально-политической арене страны (восстание 1830-1831 гг. и его последствия) он начал злоупотреблять алкоголем, как и некоторые вокруг него.

У каждого из каноников была своя бенефиция, где он был приходским священником и от нее получал доход. Викентий Вейтко получил «Letterae Pridae» (письмо о прошении) после освобождения Заславского прихода по рекомендации опекуна костела Людвика Прушинского.

Принимая окончательное решение по вопросу о вручении бенефиции, епископ М. Липский с осторожностью отнесся к упомянутому предложению, «зная его страдания и склонность к крепким напиткам, усиливающие страдания, и, следовательно, неспособность выполнять обязанности священника». Несмотря на это, бенефиция была предоставлена​ под поручительство его младшего брата — Юстина Вейтки, который с момента принятия духовенства в 1834 г. имел хорошую репутацию викария Минского собора. Кроме того, Юстин был назначен заславским викарием. Однако никаких положительных изменений в поведении Викентия не наблюдалось, а документы о Юстине начинают свидетельствовать отрицательно. Согласно отчету декана Минска Матеуша Янчевского, Юстин Вейтко и его брат часто употребляли «горячительные напитки», а также он избил одного из крестьян Л. Прушинского. Решив отомстить крестьянин вместе с поваром выследили ночью ксендза и его брата Бенедикта Вейтко, не принадлежавшего к духовенству, и безжалостно избили их.

Последней каплей терпения конфессионального руководства стал случай, отраженный в отчете минского декана Лижикевича епископу М. Липскому. В нем говорится, что 14 июля 1836 г. в полдень священник В. Вейтко вошел в «трактир», где жили блудницы, и там, в нетрезвом виде, он мог совершить несоответствующий званию поступок, потому что блудница прибежала с евреями, у которых она жила, к приставу В. Чернявскому и показала ему дистинкториум (медальон, обычно в форме креста, который носят соборные прелаты и каноники) Вейтки. Профессор семинарии Васильковский, узнав об этом, поехал к Чернявскому, чтобы забрать дистинкториум и был вынужден заплатить евреям за выпивку по счету Вейтки три серебряных рубля. Учитывая его действия и то, что «священник все реже и реже не приходил в трезвое состояние», он был отправлен по указу епископа 13 июля 1836 г. в Городищенский бенедиктинский монастырь «как неспособный управлять приходом». Неслучайно местом временного пребывания Викентия Вейтки был определен именно этот монастырь, ведь по своему уставу бенедиктинцы уделяют особое внимание богослужению, интеллектуальным и физическим занятиям (в том числе ремеслам), религиозному искусству, а также миссионерской и пастырской работе, что давало возможность Викентию выздороветь, не прекращая общественной деятельности.

В 1840 г. на заседании капитула был поднят вопрос о задержании Викентия Вейтки, так как он, находясь в монастыре, не исполнял обязанности каноника и надежды на возвращение его в что в должность, по словам настоятеля, почти не осталось. В результате было решено оставить за каноником содержание (пенсию) от капитула, а также доход от Заславского прихода в размере, определяемом архиереем.

В 1851 г. Викентий проживал в Несвижском костеле, пастырь которого Ян Домбровский просил консисторию возместить расходы на время содержания Вейтки и перевести его в другое место. При рассмотрении этого ходатайства игуменья бенедиктинских монахинь Несвижа согласилась разместить каноника Викентия Вейтко во флигеле монастыря, но сам каноник не захотел в нем жить. Поэтому было приказано разместить его в монастыре Святого креста монахов-бенедиктинцев, который находился недалеко от Несвижа, поскольку в штате не хватало монахов.

Именно здесь его образ жизни изменился. Видимо, с годами ему удалось преодолеть «дурные наклонности», а монастыри, в которых он жил, вели пастырскую деятельность, что позволяло ему поддерживать отношения с прихожанами. Осталась некоторая информация о его социальной активности в преклонном возрасте.

В 1872 г. Минская объединенная палата уголовного и гражданского судов рассматривала дело Слуцкого уездного суда о крещении Схоластики, дочери крестьян Викентия Адамовича и Юзефы Францевны Семенкевич, по римско-католическому обряду. Счетная палата выяснила, что Слуцкий суд не обратил внимания на то, что обряд совершил ксендз из Несвижа Викентий Вейтко, признанный невменяемым. Обстоятельства выяснились в Вильнюсской консистории, юрисдикция которой на тот момент находилась на территории Минской губернии. Настоятель Несвижской церкви Людвик Кулаковский объяснил состояние Викентия: «говорит и действует разумно, у него тихий и спокойный характер, но есть порывы упрямства и раздражительности, поэтому он не может позаботиться о себе.» Поэтому по дороге в Минск и во время пребывания ксендзу потребуется сопровождающий, которому бы он доверял, чтобы он ничего не сделал и у него ничего не потерялось. К тому же «на руки ему нельзя дать ему ни копейки. Распоряжаться дорогой он не в состоянии». При этом сам Л. Кулаковский с 1871 г. ничего не получал на его содержание, отремонтировал здания прихода на сумму более 215 рублей, поэтому путешествовать лично не мог. Несмотря на распоряжение Консистории, ксендз не был доставлен в Минск и не наказан за свои действия, но с тех пор в отношении Викентия Вейтки появилась фраза «потерял рассудок от тяжелой научной работы», которая защитила его от обвинений со стороны властей.

Слуцк кладбище

Ксендз Викентий Вейтко умер 3 декабря 1881 года в 6 часов утра от энтерита. Его имущество состояло из «шубы из енота, летнего пальто, трех старых ряс, двух пальто, одной шляпы, двух шапок, одеял и подушек», которые были переданы помощнику мирового судьи первого района Слуцка.

Викентий Вейтко похоронен в Слуцке в католической части кладбища рядом с могилами других ксендзов. Найти захоронение достаточно легко, поскольку рядом находится небольшая светлая скульптура (см. фото), также недалеко находится могила капеллана Слуцкой гимназии пастора и декана Виктора Вроченского в виде дерева с отрубленными ветвями, а на заднем фоне виден памятник настоятеля Копыльского костела Андрея Герочинского.

Источник: Архiварыус. Вып. 11. З. В. Антановіч «Прыватнае жыццё і грамадская дзейнасць ксяндза Вікенція Вейткі».

close

Подписка на новые публикации на сайте

Метки: ,

Добавить комментарий